Мученичество ХХ века

История села Юровки (Юрьевки) и род Пиленко

1

Сколько бы не искали исследователи жизни матери Марии ее корни, точные даты, события, мы всегда грешим повторением, копиями «копий», наработками других энтузиастов, с таким увлечение, на протяжении многих десятилетий пересказывающих друг другу о родственных связях Елизаветы Юрьевны Пиленко, ставшей поэтессой и художником Кузьминой-Караваевой и наконец м. Марией (Скобцовой). И в СССР и на Западе над воссозданием непрерывной и правдивой нити ее жизни трудилась длинная цепочка людей. Не буду здесь перечислять их, многие авторы приведены на этом сайте. Но необходимо отдать должное В. Н. Грехно, ученому краеведу. Он стал первооткрывателем имен, дат, событий связанных с родными местами предков м. Марии по отцовской линии. Благодаря В. Грехно и его трудам, пополнились изыскания А. Н. Шустова, который в равной мере трудился над воссозданием этапов жизни м. Марии. Образ этой замечательной женщины, конечно нельзя свести только к «учетной карточке» : родилась, жила, умерла, с датами «летописи». Мать Мария намного глубже и ее богословское наследие огромно. Недаром митрополит Антоний Блум много повествовал о ней, в равной мере как и о. Александр Мень посвятил ей большой семинар ( он прошел накануне его гибели). К этой непростой работе, подключились постепенно уже и другие люди, они разбросаны по миру. Профессор Г. И. Беневич — написал огромное исследование философско- богословских текстов монахини Марии. Польский ученый Г. Ойцевич — провел целое научно криминалистическое изыскание о жизни и смерти Гаяны ( дочери м. Марии). Из молодого поколения ученых — Н. Ликвинцева, она много пишет о художественной прозе м. Марии и Т. Викторова, у которой вышла большая книга о встречах м. Марии с А. Блоком… И этот ученый круг будет только расширяться!

Кто же такой В. Н. Грехно? Как он увлекся матерью Марией, написал летопись ее семьи и создал музей посвященный ей!

К. Кривошеина

Владимир Николаевич Грехно (1954-2011)

В 1954 году, в рабочей семье Николая Яковлевича и Марии Тимофеевны Грехно родился сын Володя. Казалось бы, его ждёт обычная судьба сельского паренька. Юровская средняя школа № 13 и курсы трактористов, которые он одновременно заканчивает в 1971 году. Работа в совхозе «Первомайский» Анапского района, затем два года службы в рядах Советской Армии в инженерных войсках, в Грузии. В 1974 году он возвращается домой.

Володя родился на необычной земле. На полях совхоза возвышались курганы, о которых рассказывали различные легенды. После пахоты на тех же полях находили монеты, глиняные фигурки, фрагменты глиняной посуды… Мальчишки собирали всё это, обменивались, придумывали интересные истории.

Служба в Грузии с её уникальными археологическими памятниками укрепила интерес Владимира к истории. В 1975 году он поступил заочное отделение Кубанского государственного университета по специальности «история». Так начался новый этап его жизни, определивший дальнейшую судьбу.

15 августа 1978 года он стал учителем истории юровской средней школы, продолжая учиться в университете. В 1981 году окончил университет, а 23 ноября 1987 года был назначен директором родной школы.

Чтобы заинтересовать своим предметом учеников, В. Н. Грехно вместе с ребятами участвует в раскопках, беседует со старожилами. Результатом этой работы стало открытие в школе небольшого музея. Поиски школьников продолжались, а места для новых экспонатов уже не было. В 1985 году в здании бывшего детского сада выделяется комната, где создаётся музей села Юровка, его прошлое и настоящее. Но этого было мало, и В. Н. Грехно ставит перед городскими и краевыми властями вопрос о создании сельского музея.

***

На решение этого вопроса ушло немало времени. Годы переписки, встречи с чиновниками, которые хотели видеть в музее историю села только советского периода. А Владимир Николаевич Грехно планировал начать экспозицию музея с истории семьи Пиленко — владельцев бывшей усадьбы. К счастью, его мнение победило, и 26 сентября 1988 года, в 45-ю годовщину освобождения села Юровка от немецко-фашистских захватчиков, в торжественной обстановке музей был открыт. Постепенно он перерос в первый в нашей стране музей Матери Марии.

Будучи биографом села Юровка, Владимир Николаевич не мог обойти молчанием историю основателей Юровки — семейства Пиленко.

70–80-е годы XX века — это был период, когда о дореволюционных событиях в истории нашей страны говорили только негативно. Особенно это касалось религиозного вопроса. А ведь внучка основателя усадьбы — Е. Ю. Кузьмина-Караваева, мало того, что оказалась в эмиграции, так в марте 1932 года стала монахиней — Матерью Марией. От исследователя истории этой семьи требовалось чрезвычайное мужество, чтобы заниматься подобной темой.

Для сбора информации о Матери Марии В. Н. Грехно переписывается с историческими музеями Ленин града, Ялты, Риги, Симферополя, Нижнего Новгорода, Одессы, Краснодара, Твери, а также с мемориальными музеями Александра Блока, Анны Ахматовой, Алексея Толстого. Следит за статьями в советской печати о семье Пиленко и ведёт интенсивную переписку с авторам.

В 1982 году режиссёр С. Н. Колосов начинает снимать свой фильм «Мать Мария». В. Н. Грехно едет в Москву, встречается с режиссёром и исполнительницей главной роли Людмилой Касаткиной, много рассказывает им о героине их фильма.

7 мая 1985 года Президиум Верховного Совета СССР за мужество и отвагу, проявленные в антифашистской борьбе во Франции в годы Второй мировой войны, наградил Елизавету Юрьевну Кузьмину-Караваеву орденом Отечественной войны 2-й степени. В этом есть и заслуга Грехно.

С этого времени сбор материала о жизни и деятельности Матери Марии несколько облегчается. Уже в декабре 1988 года Владимир Николаевич летит во Францию, к троюродному брату Матери Марии С. В. Пиленко. Он узнаёт много нового о нашей легендарной землячке, а все материалы передаёт в родной музей.

***

Ещё одним собирателем материалов о Матери Марии, популяризатором её идей был настоятель Сретенской церкви в Новой Деревне (г. Загорск) протоиерей Александр Мень. Сейчас это имя известно всей стране, но тогда власти смотрели на него косо. В. Грехно не побоялся завязать с ним переписку.

В августе—начале сентября 1990 года Александр Мень проводит очередной семи нар «Религиозная мысль в начале XX века», на который приглашает Владимира Грехно. 2 сентября, в заключение семинара, был вечер, посвященный памяти Матери Марии. Среди многих выступавших был и В. Грехно. Затем состоялась личная встреча. Обсуждались совместные планы к 100-летию со дня рождения Матери Марии. К сожалению, этим замыслам не суждено было сбыться. 9 сентября 1990 года Александр Мень трагически погиб.

Владимир Николаевич продолжает исследовательскую и просветительскую работу. Он пишет книгу о Матери Марии.

Однако время для её издания не самое подходящее. В стране финансовый кризис, политические волнения. И тем не менее это не останавливает Владимира Николаевича: он находит деньги, издательство. И вот радость: в октябре 1991 года, в Одессе, выходит книга «Я вновь умру и я воскресну вновь…» к 100-летию со дня рождения Матери Марии. Обратите внимание на время издания книги: сдано в набор 12.07.1991г., подписано в печать 04.10.1991г. Книга начала набираться в СССР, а издана была уже за границей, на Украине.

«В сборнике «Восхождение», вышедшем в 1994 году в Твери, помещён очерк В. Н. Грехно «О семье Пиленко».

Вся эта работа отнимала массу времени, а ведь В. Н. Грехно работал ещё и директором школы. Пони мая, что нельзя качественно заниматься всем, он в июне 1990 года возвращается на должность учителя истории. А в феврале 1993 года его назначают заместителем директора по воспитательной работе школы. И только 1 апреля 1999 года Владимир Николаевич смог полностью отдаться своему любимому делу. Он стал директором краеведческого музея с. Юровка, музея Матери Марии.

В октябре 2001 года в Анапу, на международную конференцию, посвященную 110-летию со дня рождения Матери Марии, прилетел С. В. Пиленко. Приехал он и в Юровку, посетил музей Матери Марии.

7 января 2011 года Владимира Николаевича Грехно не стало. Однако для людей, любящих историю нашего региона, знавших Грехно лично, для его соратников по комсомольской юности Володя вечно молод. Он будет продолжать жить до тех пор, пока живо его дело. И ещё хочется, чтобы факел исследовательской работы, зажженный В. Н. Грехно, был подхвачен юными жителями села Юровка.

http://blog.ikweet.ru

ИСТОРИЯ СЕЛА ЮРОВКИ (ЮРЬЕВКИ) и род ПИЛЕНКО

Нынешнее название Юрьевка, село получило в начале XX в., в 1906 или в 1908 г., после смерти Юрия Дмитриевича Пиленко. Его вдова Софья Борисовна распродала крестьянам переселенцам с Украины земли родового имения «Хан Чакрак» («Хан Чокрак»), что переводится на русский язык как «Золотой родник», и новое поселение, возникшее на проданных землях, попросила назвать Юрьевкой, в честь своего мужа.

Однако история поселения на этом месте первых людей уходит в глубокую древность, на тысячелетия назад. Местные жители нередко находят на своих землях глиняные черепки древних сосудов, старинные монеты, наконечники стрел и копий, которым по 300-500 и даже по 2500 лет. Мне посчастливилось найти в огороде статуэтку женщины, сделанную из глины, которой по оценке специалистов Анапского археологического музея 5000 лет.

Буквально в ста метрах западнее бывшей сельской бани, на нынешнем лесоучастке была обнаружена древняя гончарная мастерская. Качество обработки глины и сами изделия позволяют смело утверждать, что мастерской этой сотни лет, если не больше. Юровка находится на Таманском полуострове, где за VII-VI вв. до Р. Х. проживали синды, меоты, киммерийцы, сарматы, а также греческие колонисты, основавшие Синдскую Гавань, Абораку, Фанагорию и другие полисы. Об этом свидетельствуют бронзовые монеты синдов и греков VI-IV вв. до Р. Х.

Большой клад таких монет был обнаружен и растащен местными школьниками в 1978-80 гг. в 150 м севернее нынешнего частного предприятия «Темп» (сельчане помнят его больше как «Химбаза»). Случайно трактор выпахал несколько десятков монет, в основном медных и бронзовых, на которые и наткнулись мальчишки. Такие же монеты попадаются и в районе бывшего имения «Хан Чакрак», в 1,5 км от Юровки.

Название «Хан-Чакрак» сохранилось от черкесов, живших здесь в XV-XIX вв. После окончания Кавказской войны в 1864 г., адыги были вытеснены из этих мест, большей частью переселившись в Турцию. Крымские татары Дервишевы, жившие в Юровке около 20 лет назад, переводили его как «красный (золотой) колодец (источник, родник)».

На санскрите — литературном языке Древней Индии — слово «чакрак» означает «водный каскад». В этом месте и теперь более десятка прудов, так что не согласиться с этим определением довольно трудно. Черкесы дали этому месту название «Хан Чакрак», на что они видимо имели веские причины. Итак — «большой водный каскад»?

Оставленную местными адыгами — гостагайцами и натухайцами землю царское правительство раздало офицерам, принимавшим участие в Кавказской войне. Кстати, в районе бывшего имения «Хан Чакрак» дети нашли бронзовый крест «За службу на Кавказе. 1864 г.», ясно, что он принадлежал кому-то из местных жителей, участнику той войны. (Крест хранится в Юровском музее).

В нашей местности находят окаменелости рыб, кости морских животных, т. е. раньше здесь было море. Ученые установили, что 10 тысяч лет назад Азовское море (Меотида) доходило до окрестностей нынешней столицы Кубани — Краснодара.

В Чекони найден камень, на котором отпечаталась морская ракушка — «крылатка». А в 10 км северо-восточнее Юровки находятся останки города Аборака, который, как утверждают древние авторы и карты, стоял на берегу моря. Но в результате какого-то катаклизма море ушло и теперь находится в 30 км от Юровки.

В 10-15 км северо-восточнее Юровки находтся широко известные не только в России, но и за ее пределами Семибратние курганы. Их в свое время раскапывал и проф. Н. И. Веселовский и проф. Н. В. Анфимов, у которым написаны книги «Курганы рассказывают», «Путешествие по родному краю». Есть упоминание о них и в книге «Древнее золото Кубани». Семибратние курганы относятся к VII-VI вв. до Р. Х. Но видимо все они разграблены, больше всего в древности…

Итак, царское правительство начинает раздавать земли офицерам. Одним из них был дед Лизы Пиленко — Дмитрий Васильевич Пиленко (1830-1895). По образованию он горный инженер, но стал кадровым военным. Кавказскую войну окончил в чине полковника, был награжден серебряным крестом «За службу на Кавказе. 1864 г.» В 1865 г. был назначен Начальником штаба Кубанского казачьего войска и пза отличную службу получил в потомственное владение участок земли в 2500 десятин. Именно тут он основал имение Хан Чокрак (Золотой родник). В этих местах было около десяти родников с прекрасной водой и настоящий кубанский чернозем. В 1867 г. Д. В. Пиленко был назначен начальником только что образованного Черноморского округа, куда вошли города Новороссийск и Анапа. Именно тогда они получили статус городов.

В августе того же года Д. В. Пиленко был произведен в генерал-майоры. В этой должности он оставался до 1876 г. По его проектам застраивались Новороссийск и Анапа, он был инициатором строительства церквей в Анапе — Оссиевской и Онуфриевской, причем и сам внес весомый денежный вклад в строительство Оссиевского храма. Руководил строительством зять генерала, архитектор В. Цейдлер из Петербурга.

Тогда же Пиленко успешно заведовал двумя удельными имениями «Абрау» и «Дюрсо», принадлежавшим царской семье. Заведовал настолько успешно, что дважды поощрялся царем денежными премиями в 1200 и 1500 рублей, суммами для того времени очень солидными, награждался орденами Святого Владимира, Святого Станислава, Святой Анны (в 1874 г.). Последний орден давал право на потомственное дворянство. В 1868 г. в своем имении, основанном на подаренной ему Сенатом «в вечное и наследственное владение» земле площадью 2500 десятин, генерал-майор Пиленко посадил первые в Анапском районе виноградники, для начала на площади в 0,2 десятины. Было посажено по 500 кустов винограда сортов Рислинг и Португизер.

Свое имение Пиленко назвал «Хан-Чакрак», просто закрепив старое имя за исторически закрепившееся за этим местом название. Кроме того, было высажено 8 тысяч плодовых деревьев, черенки были привезены из Англии, а виноградные чубуки из Франции. ( 500 корней-лозы рислинга и 500 лоз португизер) Виноградников в этих местах не было и скептики говорили, что, мол, бросает генерал деньги на ветер. Пиленко показывал им босфорские старинные монеты с изображением виноградных ягод.

Виноградники прижились и дали богатый урожай. Будучи хорошим виноделом, Пиленко приготовил отличного качества белое и красное вино. Не лишне сказать, Дмитрий Васильевич охотно и щедро делился виноградными чубуками и секретами изготовления вина с соседями казаками. И до сего дня местные жители делают великолепные вина, не такие как в магазинах.

Мой дед, Грехно Яков Иосифович (1902-1978) на дому делал шампанское, секретам виноделия его отец Иосиф (мой прадед) учился у сына генерала Пиленко — Юрия Дмитриевича. Прекрасными виноделами были Иван Иванович Милета (работал в имении Пиленко). Его сын Николай Иванович и внук Сергей Николаевич Милета.

Имение «Хан Чакрак» находилось между нынешними населенными пунктами с. Юровка и х. Черный. В семье Пиленко сохранилась легенда о том, что когда крестьяне-переселенцы шли этими местами, то им тут так понравились, что они даже хотели «подвинуть» немного генерала, да он выкатил им бочку вина, а вторую дал с собой, так что ушли они за 12 км на юго-восток, где и основали станицу Гостагаевскую.

Но в 1908 г., когда царское правительство начало разрушать общину, несколько казаков вернулось сюда, на понравившуюся им раньше землю и основали хутора: казак Черный — хутор Черный, казак Иванов — хутор Иваново, казак Белый — хутор Белый и т. д. Казаки Галка, Гонный, Задорожный вместе с другими основали хутора Вестник и Веселая Горка.

На хуторах казаки также насадили виноградники. В конце XIX — начале XX вв. в Анапском районе было более 1200 десятин виноградников. Самые большие площади были в ст. Анапской — 79 десятин, пос. Джемете — 78, с. Витязево — 52, ст. Благовещенская — 46, х. Суворово-Черкесск — 38, с. Джигинка — 180, ст. Гостагаевская — 98, ст. Натухаевская — 28, с. Варваровка −21 и т. д.

В 1882 г. генерал-майор Д. В. Пиленко командовал Кубанской казачьей дивизией, это была его последняя военная должность. Он получил звание генерала-лейтенанта и вышел в отставку. Теперь он мог заниматься своим любимым делом: виноградарством и виноделием.

В том же году в 5 км от Анапы он основал свое новое имение «Джемете» («Джанет» называла его Е. Ю. Кузьмина-Караваева в письмах к Блоку). Здесь Дмитрий Васильевич впервые посадил виноград на песках побережья, и снова не ошибся. Вскоре он стал получать прекрасные урожаи винограда, получая из ягод превосходные вина. Попутно замечу, он одним из первых приступил к консервированию фруктов и овощей.

В 1896 г. консервированные фрукты и овощи, красные и белые вина из имений «Хан Чокрак» и «Джемете» участвовали во Всероссийской сельско-хозяйственной выставке в Нижнем Новгороде. Вина Пиленко получили Большую Золотую медаль. То есть, они были признаны лучшими винами России. А ведь среди экспертов выставки были крупные ученые, такие как великий русский химик Д. И. Менделеев, создатель знаменитой в мире русской водки, так как именно он установил границы ее крепости в градусах. Постройками павильонов на выставке руководил зять Пиленко — В. Цейдлер. На выставке побывал и поэт А. Блок, причем он в письме одному из друзей отмечал высокие качества экспонируемого вина. Заметим, что позже А. Блок женится на красавице — дочери Д. И. Менделеева, а в январе 1908 г. к нему на Галерную улицу, в дом 44 придет 16-летняя внучка генерала Лиза Пиленко. Придет и оставит у великого поэта «часть своей души»… Впрочем, это произойдет позже.

Дмитрий Васильевич Пиленко не дождался признания своих заслуг. 20 февраля 1895 г. умерла его жена Надежда Борисовна. Она была похоронена в склепе, в саду имения «Хан Чакрак». Такова была воля генерала. А ровно через две недели, 7 марта (по новому стилю 19 апреля) 1895 г. скончался и сам Дмитрий Васильевич. Как сообщила в некрологе газета «Новое время» «Генерал Д. В. Пиленко завещал похоронить себя в имении „Хан Чакрак“, где он почти безвыездно жил в последнее время». Воля его была исполнена.

Немцы, переселенцы из Таврической губернии, которые в 70-е годы XIX в. купили у генерала более 1800 десятин земли и основали свою колонию «Сусик» (по названию местного родника), переименовали ее в Пиленково. А в саду имения «Джемете» был поставлен бронзовый бюст генерала Д. В. Пиленко, простоявший до 1917 г.

У генерала было много наград, но всю жизнь он особенно гордился одной из них — медалью «За труды по освобождению помещичьих крестьян». Крестьяне всегда вспоминали его с любовью.

Имение отца унаследовал его сын Юрий Дмитриевич Пиленко, бывший в тот год товарищем (заместителем) прокурора Рижского суда. Семья Юрия Дмитриевича — жена Софья Борисовна и дети Лиза и Митя — переехали в Анапу.

В журнале «Кубанский календарь на 1900 г.» написано: «Председателем общественного собрания стал дворянин, коллежский асессор ( гражданский чин в царской России — В. Г.), садовладелец и виноторговец Юрий Дмитриевич Пиленко», избранный на этот пост в 1899 г. До этого он был городским старшиной (главой города — В. Г.). Он же почетный мировой судья, причисленный к Министерству юстиции в г. Анапе. По его инициативе в Анапе было создано 3-х классное училище, где он состоял смотрителем (попечителем).

Юрий Дмитриевич был таким же, как и его отец, прекрасным агрономом-виноградарем, о чем свидетельствуют материалы в журнале №Вестник виноделия" за 1900 г. Он принимал участие в съездах виноградарей и виноделов, написал несколько работ по данной теме: «Виноградная лоза Португизер», «Об открытии близ Анапы низшего училища виноградарей и виноделов» и др.

Его двоюродный брат Владимир Илларионович Пиленко основал в Анапе товарищество виноделов «Латимак» (в обратном прочтении слова «Капитал»), в 1907 г. был избран городским головой. Принимал самое активное участие в общественной жизни города, был председателем Анапского кредитного общества. В 1912 г. В. И. Пиленко с участием Елизаветы Дмитриевны Пиленко (Цейдлер) и другими любителями садоводами-виноградарями основал в Анапе опытное поле для изучения технологии выращивания новых сортов винограда, а также мер борьбы с болезнями и вредителями виноградной лозы, ставшее при советской власти Анапской зональной опытной станцией виноградарства и виноделия (АЗОС). Кстати, Елизавета Дмитриевна имела степень кандидата сельскохозяйственных наук, долго и успешно работала в институтах столицы.

В 1907 г. на Всероссийской выставке в Гаграх красные и белые вина семьи Пиленко снова подтвердили высокую репутацию анапских вин, они заняли первое место и получили Диплом первой степени. В столице Кубани, г. Екатеринодаре, на ул. Центральной (Красной) был собственный магазин семьи Пиленко, где продавались марочные вина оптом, в розницу и на розлив.

В 1905 г. Юрий Дмитриевич был назначен директором Никитского ботанического сада в Ялте, а также директором сельхозучилища при ботаническом саде. Вместе с преподавателями и студентами участвовал в антиправительственных шествиях и мероприятиях, как раз началась первая русская революция. Была проведена карательная акция: все преподаватели во главе с Пиленко были уволены, студентов разогнали, училище закрыли.

Юрий Дмитриевич с семьей вернулся в Анапу. Друг семьи К. Победоносцев выхлопотал ему назначение в Главное управление землепользования и землевладения в Петербург. Летом 1906 г. Ю. Д. Пиленко баллотировался в состав городской думы Анапы, но 19 июня он скоропостижно скончался — подвело сердце. Ему не было и 50…

В этот день его дочь Лиза, будущая поэтесса «серебряного века» Кузьмина-Караваева, она же легендарная мать Мария, перестала верить в Бога. Она написала позже: «Смерть отца — это несправедливо. Значит нет справедливого Бога. А раз так, то значит, что Бога нет вообще».

Юрий Дмитриевич был похоронен на кладбище Анапы, но потом по просьбе родственников был перезахоронен в родовом склепе семьи Пиленко. Его вдова Софья Борисовна продала крестьянам-переселенцам остальные земли, кроме непосредственно имения и попросила их новое село, возникшее вскоре, назвать Юрьевкой, в честь Юрия Дмитриевича, что крестьянами и было сделано.

Более 130 десятин купил некто Негрей. Он был чабаном у семьи Пиленко, пас их овец у Моздока. По другим данным он был управляющим. У него дом был с железной крышей, т. е. по тем временам он был богатеем. Старики рассказывали, как однажды за какую-то провинность он заставил есть пищу из корыта для свиней. Когда генерал Пиленко узнал о том, то в гнев такой вошел, что заставил самого управляющего «откушать» из того же корыта. У Негрея были сельхозмашины — «лобогрейка», паровые машины. Были хранилища на тысячи пудов зерна. Была большая библиотека. После 1917 г. вся семья Негрея пропала.

Более 100 десятин земли купил у Софьи Борисовны Иван Терещенко, дед Николая Николаевича Терещенко, ныне пенсионера, проживающего по Садовой улице в доме № 182. Иван Иванович Милета батрачил у Юрия Дмитриевича, потом работал у Елизаветы Юрьевны. Хорошо ее помнил, она часто приезжала. Женщиной была крупной, властной, громкоголосой. Указания давала толковые, ее слушались, понимали. Иван Иванович вспоминал об имении: «Красивый господский дом с колоннами у центрального входа. Крыша черепичная. Пруд на территории усадьбы имел забетонированные берега, дорожки отсыпаны битой ракушкой (жорствой). В пруду плавали лебеди. Вокруг росли березы, сосны. Красивый сад, красивый парк. Была и мельница ветряная».

Одними из первых в новом селе Юрьевка поселились семья Мишиных — Федор Петрович и Фёкла, семьи Вернигора, Нагнибеда, Пилипенко…

Судьба имений «Хан Чакрак» и «Джемете» печальна. Они были разграблены, разрушены и растащены на другие постройки коммунарами, поселившимися там. Остались одни подвалы, немые свидетели той прекрасной страницы в жизни села. Старики вспоминают, что мельницу ломали несколько дней с помощью трактора и волов. С какой-то тупой, звериной жестокостью разрушали то, что всем было необходимо. Ведь потом молоть зерно на муку ездили за 18 км, в станицу Варениковскую.

В начале XX в. в селении Пиленково (Юровка тогда была совсем маленькой) проживало 121 человек мужского пола. Для сравнения — в Джигинке в ту пору проживало 518 человек.

Участниками 1-й русской революции — 1905 г. были Семен Нагнибеда и Терентий Криворучко. Среди жителей Юровки было несколько участников 1-й мировой войны. До 60-70-х годов прошлого столетия дожили Афанасий Мазанко, Григорий Магась, Емельян Тарабара, Прокопий Грищенко, Егор Нагнибеда, все они служили в казачьих частях. В Юровском музее есть фотографии участников-казаков этой войны, они сидят на боевых конях, в казачьей форме.

Когда началась Гражданская война, жители села разделились на «белых» и «красных». Партизанили против белых братья Нагнибеда — Андрей Петрович, Егор Петрович, Иван Петрович. Братьев Бровко за связь с красными расстреляли белые, в их честь в центре села в 1967 г. была установлена стела. В г. Темрюке до недавнего времени еще жил брат расстрелянных Григорий Ефимович Бровко. Когда белыми были схвачены братья Нагнибеда, их спас (выкупил) Негрей, сын управляющего. В Юровке проживает Нина Андреевна Лойкова, дочь Андрея Нагибеды.

После февраля 1917 г. Елизавета Юрьевна Кузьмина-Караваева, дочь Юрия Дмитриевича, также успешно до этого занимавшаяся и виноградарством и виноделием (это у нее на виноградниках работал И. И. Милета), дарит свое родовое имение — саму усадьбу — местным крестьянам с просьбой устроить там школу для крестьянских детей. Школа была создана и просуществовала до конца 40-х годов. Сама Елизавета Юрьевна говорила об этом: «Это был красивый жест».

Елизавета Юрьевна была избрана товарищем (заместителем) городского головы Анапы, а после ухода в отставку она стала городским головой. Председатель ревкома Павел Протапов ввел ее в состав городского Совета Народных Комиссаров, где она получила портфели «наркомов» просвещения и медицины. Как потом писала сама Елизавета Юрьевна, она старалась не допустить или уменьшить число бессмысленных арестов, обысков, убийств.

В августе 1918 г. в Анапу вошли белогвардейские войска. Елизавета Юрьевна по доносу доктора В. А. Будзинского за связь с большевиками была арестована. То, что донос был, показал на суде военный комендант Анапы полковник Ткачев. Ей грозила смертная казнь. Процесс проходил в Краснодаре в марте 1919 г., о нем писала газета «Утро Юга».

Но вмешалась общественность. Алексей Толстой, Максимилиан Волошин, Тэффи, Вера Инбер и др. написали открытое письмо Деникину. За Елизавету Юрьевну по просьбе Тэффи вступился комендант Одессы Гришин-Алмазов. Наконец, за нее поручился Данила Ермолаевич Скобцов — Глава Кубанской Рады. Е. Ю. Кузьмина-Караваева получила две недели домашнего ареста. Вскоре в войсковом соборе Александра Невского состоялось венчание Елизаветы Юрьевны с Данилой Скобцовым. Свидетелем был известный кубанский историк Ф. А. Щербина. А потом Елизавета Юрьевна покинула Россию, думала «на время», оказалось навсегда.

От белых Юровку освободили части 11-й Армии, которые шли в Закавказье. После окончания Гражданской войны жители Юровки возвращались к мирной жизни.

http://blog.ikweet.ru

Дизайн и разработка сайта — Studio Shweb
© Ксения Кривошеина, 2000–2017
Contact : delaroulede-marie@yahoo.com

Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов сети
интернет Мать Мария